Географический факультет МГУ
   сегодня 11 апреля / воскресенье / неделя верхняя
Выберите кафедру  
 

ЗАСЕДАНИЕ СЕМИНАРА "КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ"

26.10.2020

Семинар «Культурный ландшафт» и секция по культурной географии Московского городского отделения РГО приглашают на 310-е заседание (онлайн), которое состоится 28 октября 2020 г. Состоится круглый стол "Белоруссия или Беларусь: проблема соотнесения традиций и инноваций в сфере географических названий". Дискутанты: Герасимович С.А., Калуцков В.Н.(МГУ имени М.В. Ломоносова). 
Начало в режиме онлайн в 17:15 (мск). Для участия в семинаре необходимо подключиться 28.10.2020 к конференции в Zoom.   
Идентификатор конференции: 643 499 1691 
Код доступа:  963298 
Подключиться к конференции Zoom

https://us02web.zoom.us/j/6434991691?pwd=Z3ExWjU3bkMxL2VJVjlyRkxsNzFEQT09

Важно: при входе в конференцию обязательно указывайте ФИО, анонимные участники не будут допущены к участию.


Порядок проведения круглого стола:

1. Выступление С.А. Герасимовича.

2. Выступления желающих (до 3-х минут)

3. Выступление В.Н. Калуцкова.

 

Тезисы Герасимовича С.А. (текст авторский).

1. Название «Беларусь», как и «Белоруссия», происходит от словосочетания Белая Русь (лат. Russia Alba, лат. Ruthenia Alba), вошедшего в западноевропейскую картографическую и географическую традицию с XVI века, в различных трудах и картах этот топоним относили как к Великому княжеству Литовскому, так и к Северо-Восточной Руси (первоначально преимущественно к Северо-Восточной Руси).

2. Термин «Белоруссия» используется в русском языке со второй половины XVIII века, в частности он используется в «Новом и полном географическом словаре Российского государства» (1788). Он встречается у Фонвизина, Радищева, Карамзина и других известных авторов того времени, причем не только в художественной литературе и публицистике, но и в дневниках и письмах. Вот, например, отрывок из «Писем родным» Фонвизина: «Ночевали в местечке Борисове, в карете, а поутру 24-го переехали реку Березину, составляющую границу между Польскою Белоруссиею и Литвою».

В XIX веке топоним использовали: Тургенев, Чернышевский, Лесков и другие классики. Но Белоруссия 19 века – лишь часть нынешней Республики Беларусь, включающая Могилёвскую и, частично, Смоленскую губернию. За западными областями современной Беларуси закрепился топоним «Литва», но его употребление было прервано вследствие более раннего развития балтского жмудско-жемайтийского национального движения, взявшего этот топоним для обозначения своей этнической территории.

3. Слово «Беларусь» появляется в русском языке в начале XX века. Первое по хронологии употребление в корпусе обнаруживаем во второй книге «Тихого Дона» Михаила Шолохова (1928-1940 гг.): «А над намокшей в крови Беларусью скорбно слезились звезды».

Слово «Белоруссия» в нацкорпусе русского языка встречается 3313 раз, «Беларусь» – 856 раз. Это не значит, что слова «Беларусь» нет в русском языке. Утверждать подобное – другая крайность, которая тоже, к сожалению, встречается. Однако легко заметить, что топоним «Белоруссия» существует в русском языке дольше и распространён гораздо шире, чем «Беларусь».

И в целом он, скажем так, более «сильный», ведь однокоренные слова образуются именно от него: белорус, белорусский и т.д.

И если сделать однозначный выбор в пользу слова «Беларусь», со временем придётся менять гласную в однокоренных словах (беларус, беларусы, беларусский), чтобы избежать нелогичности. Нужно будет переименовывать станцию метро в «Беларусская». Конечно, изменение целого ряда однокоренных слов не сможет не вызвать определённого сопротивления у носителей русского языка в России.

Однако аргумент о том, что русский язык «управляется» и регулируется только гражданами России, звучит не совсем корректно: узус языка формируется всеми его носителями. В Беларуси сейчас русский язык является государственным и наиболее распространённым разговорным и бытовым языком, тут существует достаточно сильная школа русистики.

Импульс к изменению нормы может исходить от общественных деятелей или групп, но инициируемое нововведение должно быть принято большим числом носителей языка. По мере того, как вариант словоупотребления будет становиться привычным, он будет постепенно смещаться от периферии к ядру нормы, что и происходит на наших глазах с написаниями «белАрус/ка» и «белАрусский» на территории Республики Беларусь.

4. 19 сентября 1991 года Белорусская Советская Социалистическая Республика информировала ООН об изменении её названия на «Беларусь». Основанием стал принятый в этот же день закон № 1085-XII «О названии Белорусской Советской Социалистической Республики». В этом законе Верховный Совет постановил: «Белорусскую Советскую Социалистическую Республику впредь называть «Республика Беларусь», а в сокращённых и составных названиях — «Беларусь». Установить, что эти названия транслитерируются на другие языки в соответствии с белорусским звучанием».

Конституция Республики Беларусь 1994 года официально издавалась не только на белорусском, но и на русском языке, который только в 1995 году наряду с белорусским был объявлен государственным. Однако и до того, как русский язык получил статус государственного, в официальном русскоязычном издании белорусской конституции использовалось только название «Беларусь» («Республика Беларусь»). Термин «Белоруссия» более не сохраняется даже в традиционных наименованиях (к примеру, центральная белорусская газета, долгое время носившая наименование «Советская Белоруссия», сейчас переименована в «Беларусь сегодня»).

Кроме того его практически невозможно встретить в бытовом обиходе, современной литературе и публицистике, даже в белорусском сегменте русскоязычного интернета. Единичные примеры использования на телевидении зафиксированы только в сентябре-октябре 2020 г., что связано с заменой на государственных каналах уволившихся белорусских журналистов специалистами и политтехнологами из Russia Today.

5. В России, в отличие от Белоруссии, употреблялись оба варианта названия — как «Беларусь», так и «Белоруссия». При этом в обиходе и в СМИ чаще используется традиционное название «Белоруссия».

17 августа 1995 года заместитель руководителя Администрации Президента России Сергей Красавченко издал Распоряжение № 1495 «О написании названий государств — бывших республик СССР и их столиц». Согласно данному распоряжению, следовало «использовать в документах, создаваемых в Администрации Президента Российской Федерации, в служебной переписке и официальных переговорах» варианты «Белоруссия» и «Республика Белоруссия». Но Распоряжение – это внутренний подзаконный документ, который обязателен лишь для сотрудников данного учреждения – Администрации Президента России.

14 декабря 2001 года постановлением Госстандарта России № 529-ст был введён в действие ОКСМ, в соответствии с которым полное наименование белорусского государства — «Республика Беларусь», сокращённое — «Беларусь».

В 2009 году кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института русского языка РАН Ирина Левонтина писала, что слово «Беларусь» сильно противоречит русской орфографии, в которой нет соединительной гласной «а», что совершенно противоречит устоявшейся в этом году практике употребления термина «коронавирус», где «а» также явно соединительная гласная. В русском языке, как и во многих других языках, практически во всех правилах есть исключения. Эти слова могли бы быть как раз исключениями, тем более в Республике Беларусь явно имеется тенденция воспринимать топоним «Беларусь» как единую смысловую конструкцию, в других европейских языках также постепенно происходит замена существующих составных топонимов новым – Belarus (немецкий, шведский и др.).

В 2009 году Министерство юстиции Республики Беларусь обратилось к российской стороне с просьбой признать единственно правильной форму наименования «Беларусь» («Республика Беларусь»). При этом в словаре Ожегова, изданном Институтом русского языка в 2002 году, в словарных статьях «Белорусский» и «Белорусы» применяются оба варианта — «Беларусь» и «Белоруссия».

В феврале 2011 года в письме за подписью заведующего отделом современного русского языка Учреждения Российской академии наук Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, доктора филологических наук профессора Леонида Крысина была высказана следующая официальная позиция ИРЯ РАН:

«Оба наименования — Белоруссия и Беларусь — имеют право на существование и употребление в современном русском литературном языке. Однако эти наименования имеют разный функциональный статус:

Беларусь, наряду с наименованием государства Республика Беларусь, — официальное название государства, зафиксированное в дипломатических документах на русском языке. Следовательно, во всех официальных ситуациях и официальных текстах можно рекомендовать употреблять наименование Беларусь (или Республика Беларусь). Это касается таких функциональных сфер использования русского языка, как законотворчество, … публичные выступления в парламенте и других официальных учреждениях, наука, образование, средства массовой информации и др.

Белоруссия — неофициальное наименование. Оно употребляется преимущественно в бытовой сфере общения…»

На объединённой коллегии министерств юстиции Российской Федерации и Республики Беларусь в 2009 году была принята рекомендация использовать наименование «Беларусь». Эта рекомендация была адресована российским СМИ, министерствам и ведомствам. По мнению министра юстиции России, вопрос об использовании официального названия Республики Беларусь «является не полемическим, а сугубо техническим». Он добавил, что употребление названия «Белоруссия» никак не связано с неким пренебрежением к братской стране — скорее, речь идёт об исторической привычке, а не форме великодержавного шовинизма.

В том же 2009 году Президент России Дмитрий Медведев заявил следующее: «Беларусь — а я настаиваю именно на таком произношении [названия] этого братского государства, — самостоятельное суверенное государство со всеми соответствующими атрибутами».

В 2014 году на твиттер-аккаунте МИД Республики Беларусь было опубликовано обращение, призывающее лиц, ведущих твиттер ООН на русском языке, использовать в официальном контексте название «Республика Беларусь».

Также следует отметить, что в Республике Беларусь повсеместно используется официальное название государства и только оно. Использование в речи на русском языке нормы «Белоруссия» практически всегда вызывает недоумение, считается анахронизмом, зачастую в этом усматривается даже негативная коннотация.

Примеры схожих изменений: Персия-Иран (при сохранении – персидские ковры, кошки), Сиам-Таиланд (при сохранении – сиамские близнецы, кошки), Цейлон-Шри-Ланка (при сохранении – цейлонский чай), Бирма-Мьянма, Бомбей-Мумбаи, Берег Слоновой Кости – Кот-д’Ивуар (вообще не соответствует нормам написания на русском языке), Острова Зелёного мыса – Кабо-Верде, Колката-Калькутта, Ченнай-Мадрас (все названия городов в Индии изменились и в английском языке) и множество других. Не вернулись к старой норме: Пишпек для Бишкека, Вильно для Вильнюса, Ревель для Таллина и т.д. При этом в нацкорпусе русского языка старые названия практически всегда встречаются чаще, чем новые.

Поскольку с точки зрения системности языка такое написание представляется более перспективным, можно ожидать, что в обозримом будущем язык примет новое написание — Беларусь — как словарную норму, освободившись от очередного анахронизма.

 

 Тезисы В.Н. Калуцкова (текст авторский)

1.      Теоретическая проблема: перегруженность понятия топоним в географии.

Топоним – имя места.
Географическое название – топоним, имеющий географические координаты (явные или скрытые), или топоним, локализованный на географической карте.
«Человека забыли», - о российской географии середины 20 века (Н.Н. Баранский). На самом деле хуже – забыли человеческие сообщества, многочисленные и многообразные.
Ситуация введения понятия геоконцепт – соотношение культурной инновации и культурной традиции в контексте определенного сообщества.
Геоконцепт – прототопоним – новое географическое название, не освоенное человеческим сообществом.
Пример с геоконцептом Ленинград.
Итак, для ситуации инновации, новых названий, еще не освоенных сообществом, следует использовать понятие геоконцепта, для ситуации традиции, укорененности – понятие топонима.

2.      В СССР / России в течение 20 века – несколько волн переименований. Самые крупные – советская довоенная и постсоветская. При этом инициативы о переименованиях были идеологически мотивированы и всегда исходили из политического центра (в настоящее время центров).

3.      О ситуации новой региональной «русификации» и ее границах. Ее источник – новые постсоветские страны. Она развивается в условиях формирования новых идентичностей, новых гениев места и опирается на новый неизученный региональный феномен – формирование новых региональных диалектов русского языка, диалектов не только в лингвистическом значении, сколько в культурно-географическом смысле. На этой основе и происходит новая «русификация» постсоветского пространства.

Где проходят границы новых региональных русификаций? Большая часть этих процессов проходит внутри новых стран, однако, как показывает наша дискуссия, захватывают и территорию России.

4.      Именно в таком контексте и нужно рассматривать ситуацию двух географических названий – геоконцепта Беларусь, который за пару десятилетий на территории Белоруссии укоренился и стал топонимом, и традиционного для России топонима Белоруссия, менять который в ближайшие десятилетия нет никаких оснований, несмотря на «авторитетные» мнения «филолога» Медведева и псевдолингвистов из Госстандарта России.

При этом мы с уважением относимся к выбору нового названия своей страны белорусами.




Возврат к списку

Версия для печати

Полезные ресурсыФотогалереяСотрудникам

Дополнительное образование

Предлагаем программы дополнительного образования в сфере устойчивого развития, экологии, рационального природопользования, ... Подробнее 

Диссертации

Информация о диссертационных советах МГУ по географическим наукамПодробнее